Мы в соцсетях:

Обучение полетам на планере — маршрут в небо для каждого!

Ранее были фрегаты, корветы, эсминцы, крейсеры, сейчас есть атомные корабли, а парусные яхты по прежнему остаются. Также и планеры. Их будут продолжать строить и летать на них до тех пор, пока будут существовать восходящие потоки и люди, желающие летать. А они будут всегда.

Порой возникает чувство, что люди подразделяются на две группы: тех, кто стремится летать, и других. Те, иные люди, не стремящиеся в небо, ничем не лучше и не хуже нас. Не пройдя обучение полетам,  они не могут понять то ощущение, то труднообъяснимое чувство, которое снова и снова влечет нас на аэродром, и заставляет летать. Эта страница для тех мечтателей и романтиков, которые поднимают свой взгляд вверх с надеждой и радостью, мечтая о небе, для тех, кто как только позволяют погодные условия, стремятся  приехать на аэродром, чтобы каждую свободную  минуту жить этим волшебством, которое поистине невозможно описать словами – планерными полетами!

Самолет-буксировщик начинает свой разбег, планер вслед за ним легко отрывается от земли, и в один миг, мир, такой небольшой на земле вдруг расширяется, горизонт уносится вдаль, делая границы мироощущения безбрежными и поистине бесконечными. Высота 800 метров. Пилот открывает звено отцепки буксировочного троса, самолет уходит вниз на аэродром, а планер, в бескрайнем голубом просторе, начинает свой «тет-а-тет» диалог с небом. Задача пилота – обнаружить восходящий воздушный поток, который, как правило (но не всегда) заканчивается кучевым облаком. В какой то миг, пилот чувствует легкий толчок «под крыло», и отработанным движением ставит планер в спираль. Стрелки приборов регистрируют набор высоты – планер находится в восходящем потоке. Вот восходящий поток закончился, высота набрана и парящий полет начался. Полет планериста зачастую проходит по маршруту. Маршруты бывают разной протяженности, как длинные (и 2000 км уже не предел возможностей) для опытных спортсменов, так и короткие (100 – 150 км) для начинающих пилотов,  но всегда любой маршрут является абсолютно уникальным, и никогда полеты на планере не бывают похожими один на другой. Невозможно войти в одну реку дважды, и уж тем более не будет дважды одним и тем же Воздушный Океан, в котором планерист, подобно яхтсмену на волнах, то набирая высоту в потоках, то снижаясь,  двигается по маршруту.

Естественно, что для достижения успеха надо пройти обучение полетам на планере, и хорошо усвоить «правила игры», представляющие собой сочетание законов авиационной метеорологии, основ аэродинамики и теории парящего полета. Ввиду того, что планеристу неизвестны следующие ходы весьма могущественного «соперника», выраженные в виде погодных сюрпризов, принятие решений сопровождается изрядным ощущением риска, теперь уже достаточно редким в комфортной среде современного человека, а потому столь желанным. Особенно увеличивает остроту ощущений осознание того, что риск планериста далек от абстрактного.

Планерные полеты полны примеров мужества и героизма. Нас порой восхищают киногерои вестернов, с изрядной долей спокойствия прикуривающие от горящего шнура динамитной шашки. Но ведь с не меньшим хладнокровием должен себя вести и планерист, у которого с неотвратимостью горящего шнура исчезает высота, а также существует еще один дефицит: необходимость пройти маршрут в кратчайшее время.

Передвигаясь на переходах с высокой скоростью, игнорируя слабые восходящие потоки в погоне за сильными, пилот сознательно рискует возможностью преждевременной посадки, ведь иначе вероятность победы стремительно уменьшается. Пилот в каком то роде оказывается перед сложным выбором: с одной стороны его поджидает бездна излишнего риска и преждевременной посадки, а с другой подстерегает зыбучий песок перестраховки и потери времени на маршруте. Именно умение балансировать на тонкой грани, не переступая черту в ту или иную сторону, и выделяет высококлассных спортсменов. Однако, никакой накал спортивного состязания не может затмить собой красоту и романтику полета на планере, величия вида открывающейся из кабины панорамы!

Наслаждение полетом сопоставимо с наслаждением искусством. Ведь недаром говорят «мелодия полета» или «поэзия полета». Также как и искусство, полет возвеличивает человеческий дух, раскрепощает его, сбрасывая оковы повседневности. И если считать, что стремления личности к прекрасному, героическому и творческому, составляют основные духовные потребности человека, то напряженные и насыщенные эмоциями полеты на планере вполне полностью им соответствуют, предъявляя к пилоту требования  исключительной концентрации и ежесекундной работы на грани возможного.

Ведь вспоминая слова известного писателя И. Ефремова, можно сказать что: “Наивысшее счастье человека –быть на краю его сил».