Наши люди. Владимир Федоров

В эти дни на аэродроме Усмань-Шаршки гостит Vladimir Fedorov. Он приехал к нам из Дании, где состоит в планерном клубе. Было бы верхом нелюбопытства отпустить его без обстоятельного рассказа – А КАК У НИХ?

Для справки:
Владимир — выпускник МГТУ им. Н.Э. Баумана. Всегда мечтал научиться летать на планере, но мечта воплотилась только в Дании, куда он переехал жить и работать. 
Российским планеристам он знаком хорошо, в свое время даже читал по скайпу лекции по метеорологии.
Владимир мало что знает о системе ДОСААФ, но сравнительный анализ между отечественным и европейским планеризмом провести может.

— В Дании планерный спорт достаточно развит и популярен. На небольшом острове, где расположен Копенгаген – 6 клубов, расстояние между ними около 50 км, в каждом летают минимум 50 человек. 
Информацию о клубах распространяют сами пилоты – они снимают видюшки, выкладывают их в соцсети. Проводятся и Дни открытых дверей с покатушками.

Как стать членом клуба?

— Легко. Приходишь в ближайший клуб, платишь взнос и начинаешь учиться. Годичное членство для курсантов – около 75 тыс руб, за эти деньги можно летать с инструктором сколько хочешь в лётные дни.
У нас там взлеты с лебедки, поэтому обучение выходит недорого. Много взлетов-посадок, потому как погода не такая хорошая, как здесь.
Клуб – юридическое лицо, но не коммерческое. Там никто не зарабатывает, все держится на волонтерстве. Есть президент, президиум, бухгалтер-кассир – все на общественных началах.
Летают, как правило, в выходные дни, летом иногда по средам, после работы.
Есть инструкторы, которым интересно обучать – они сами не летают, а только обучают новичков. И таких полно.

— Как расходуются деньги?

— Мы платим клубный взнос. Небольшие отчисления идут в Федерацию. Каждый год проводятся собрания членов клуба, где кассир отчитывается, представляет бюджет и подводит баланс. На этом же собрании принимается решение, куда лучше потратить деньги в следующем году, нужно ли обновлять парк и т.д. Есть и обязательные траты, типа страховок, аренды земли, налогов, хотя сейчас у некоммерческих клубов много налоговых поблажек.

— Сколько пилотов в вашем клубе?

— У нас около ста человек, активно летающих и платящих полный взнос. Дело в том, что там существует градация взносов – для начинающих, для летающих только на клубном Дуо-Дискусе, ну и дальше в зависимости от типов планеров.

— Какие у вас в клубе планера?

— ASК-21 и ASК-23 для обучения, два LS-4, Discus CS, LS-8, Ventus 2cT, два Duo Discus и есть мотопланер Dimona. А недавно мы купили Dynamic — ультралегкий самолет для буксировки.
Но взлеты по-прежнему очень популярны с лебедки. Мы там не такие разбалованные, как здесь – нас никто до 600 м не поднимает, мы можем выпаривать и с 200 м. 
И вообще, в плане организации полетов там все намного проще — нет таких жестких правил и строевой подготовки. За все действия отвечает пилот. 
Нет радиообмена «разрешите то» — «разрешите это». Можно летать тихо и вообще никому ничего не докладывать. Часто есть заход «левый-правый», один из них только для планеров, и если ты по нему заходишь, можно никому не сообщать. Так как воздушное обычно пространство неконтролируемое, «Земля» тебе не может ничего указывать, только давать информацию.

— А как у вас обстоят дела с популяризацией спорта, с привлечением новых членов клуба?

— Везде сейчас одно и то же — молодежь неохотно идет в планеризм, предпочитая компьютеры и телефоны.
Мне кажется, сейчас все стало доступным, и заставить людей тратить свое время для достижения долгосрочной цели очень трудно.

— И все же в одном вашем клубе людей не намного меньше, чем во всей нашей стране…

— Финансовый вопрос имеет большое значение: там все доступнее. Взлет с лебедки – на наши деньги 300 руб, на самолете затяг на 400 м – 1700 руб. 
Молодым, конечно, намного проще приходить учиться летать, потому как там народ более обеспечен. 
То, что в Усмани детей обучают бесплатно за счет средств соучредителя – это очень круто. Не понимаю детей, особенно из окрестных сел и деревень, которые не приходят сюда на обучение. Если бы в моем детстве был рядом такой аэродром и такие возможности, я бы дневал здесь и ночевал.

— А как часто проверяют ваш клуб? Как вообще государство контролирует вашу деятельность?

— Теоретически они, конечно, могут все проверять, и, наверное, проверяют, но лично я еще ни разу не встречался с этим процессом вживую. 
Правда, есть некоторые ограничения по взлетам, установленные близлежащим муниципалитетом, есть какие-то требования экологов. Но это все как-то проходит в спокойном режиме. Там вообще система взаимоотношений властей и граждан другая — не палочная.
И покатушки за деньги вполне легальны. Правда, деньги идут в общую кассу, в бюджет клуба – тот, кто катает, ничего не получает.

Сколько стоит ознакомительный полет?

— Затяг на лебедке и полет минут 10 обойдется в 3 тыс руб. При этом человеку обычно приходится ждать инструктора и не факт, что полетишь. 
Если же пассажир хочет установить фиксированное время и гарантированно полетать, то придется заплатить 10 тыс руб.

А вы остаетесь там на ночь? Есть городок, инфраструктура?

— Конечно. Также как и в Усмани есть летний городок с домиками и кемперами, ангар, мастерские…

— Есть у тебя ощущение, что ты полноправный хозяин клуба? Или, скорее, гость?

— Поскольку я русский, в Дании, конечно, я гость везде. Но в клубе практически этого не чувствую… 
В Дании вообще, как я понял, сильно развит коллективизм и община. Если у нас когда-то был негласный лозунг: «Если это общее, значит ничье», то там – «Если общее, то оно наше». Хотя раздолбайства тоже, конечно, хватает как и везде…

— Давай еще поговорим про обучение? Итак, как стать планеристом в Дании?

— Ты приходишь, платишь взнос и начинаешь летать. Там все начинается с практики, причем инструкторами каждый раз у тебя выступают разные пилоты – у кого дежурство, тот с тобой и занимается. Мне кажется, это очень здорово!
Теорию изучают зимой – тратить на это время летом жалко. 
Потом делаешь медицинскую справку – за полчаса в одном кабинете на пять лет.
По деньгам — чтобы получить пилотское нужно заплатить клубный взнос — 75 тыс руб, теория — 5 тыс, медкомиссия — 15 тыс, экзаменационный тест – около 15 тыс…
И с этим пилотским можно спокойно летать во многих странах, но жаль, что не в России.
Есть в клубе и тренер, который занимается с теми, у кого уже есть пилотское – он ставит перед планеристами задачи и помогает им развиваться, а не летать по кругу над аэродромом.

— А ты собираешься валидировать пилотское?

— Если этот процесс будет простым и понятным, то да. А на лишние сложности я не готов, не люблю иметь дело с бюрократией…

— Как, на твой взгляд, можно реально улучшить ситуацию с планерным спортом в России? Есть какой-то волшебный пинок?

— Мне кажется, что в стране много базовых проблем. И пытаться улучшить отдельные элементы – это полумеры. 
На мой взгляд, одна из проблем в неправильном распределении ответственности – ее слишком много на органах (отсюда и запретительные меры работы) и слишком мало на пилотах. А если пилоты сами будут нести ответственность за все, что с ними происходит, у них сформируется и другое отношение к полетам, и к страховке, и к матчасти…
Думаю, тема перераспределения ответственности актуальна и для остальных сфер российской жизни…

 

admin