Андрей ШУМСКИЙ: Все упирается в статус

12 августа страна отмечает День Военно-воздушных сил. Как обстоят дела сегодня в ДОСААФ России, долгие годы открывавшей дорогу в небо для тысяч ребят, рассказал директор Департамента авиации ДОСААФ России Андрей Викторович ШУМСКИЙ.

 

— Давайте начнем разговор с понимания масштабов темы. Итак, что такое авиация ДОСААФ сегодня? 

— Авиационный комплекс ДОСААФ России продолжает оставаться одной из крупнейших авиакомпаний нашей страны. В цифрах это выражается так: 114 авиационных организаций, которые осуществляют свою деятельность на 95 аэродромах.  В распоряжении Добровольного общества — 1280 воздушных судов и два авиаремонтных предприятия — Шахтинский и Московский заводы.

— Конечно, в сравнении со временами СССР эти цифры значительно скромнее. Что делается для того, чтобы вернуть или, по крайней мере, сохранить инфраструктуру и само понятие “авиация ДОСААФ”?

— Почти за тридцать лет новейшей истории изменилось многое, нет уже той страны под названием СССР, другие подходы государства к развитию массового авиационного спорта, другая и сама оборонная организация. К сожалению проблемы, которые возникли в последние десятилетия в авиации ДОСААФ, остались прежними. Прежде всего, необходимо на законодательном уровне закрепить статус авиации ДОСААФ России.

Сложилась парадоксальная ситуация: существует и выполняет свою деятельность целый подвид авиации (авиация ДОСААФ России), а его статус в Воздушном Кодексе четко не прописан. Поэтому уже несколько лет ведется работа по внесению законопроекта в части, касающейся изменения 22-й статьи «Государственная авиация», где можно было бы прописать статус авиации ДОСААФ России.

На сегодняшний день уже проработан предварительный законопроект, который мы согласовали его с Минобороны России и направили в Комитет по обороне и безопасности Совета Федерации. Надеемся, что в ближайшее время данный законопроект будет представлен на обсуждение в Государственную Думу и согласование в Правительство Российской Федерации.

— Что даст принятие этого документа? 

— На данный момент многие перспективные проекты, которые мы хотим реализовать, в частности, по первоначальной летной подготовке с воспитанниками кадетских корпусов и военных суворовских училищ авиационной направленности — упираются в позицию ряда федеральных органов исполнительной власти. Нам говорят: “Пока нет четкого определения статуса авиации ДОСААФ, возложить на вас подобные задачи мы не можем”.

Также необходимо понимать, что воздушное законодательство состоит не только из самого Воздушного Кодекса – в него входят и другие нормативные документы, в том числе федеральные авиационные правила. Сейчас разрабатываются новые редакции этих правил — мы рискуем туда не попасть. Точнее, наше мнение при разработке этих правил не будет учтено, что еще больше может усложнить в дальнейшем нашу деятельность.

Существуют и другие проблемы авиации ДОСААФ России. Среди них, к примеру, устаревший парк воздушных судов, доставшийся нам с советских времен. Но, несмотря на приличный возраст, зачастую это уникальные машины — такого количества спортивных воздушных судов нет ни в одной организации или ведомстве. Мы, безусловно, стараемся поддерживать его своими силами в летном состоянии. При этом хочу особо подчеркнуть, что наши воздушные суда, поднимаясь в воздух, соответствуют всем требованиям безопасности полетов. Но технический прогресс не стоит на месте, за последнее время появилось много современных разработок и образцов авиационной и парашютной техники. Хотелось бы видеть их у нас. Но для переоснащения аэроклубов новой техникой нужна масштабная комплексная государственная программа.

Вот, собственно, это главные проблемы, которые лежат на поверхности и которые нам предстоит решить.

— А есть какая-то перспектива? Может, кто-то из властей что-то обещает? Вы ведь наверняка работаете в этом направлении… 

— В последнее время и в Совете Федерации, и в Государственной Думе ведется системная работа по законодательной поддержке ДОСААФ России в целом и его авиации, в частности. Хочется надеяться, что в скором времени эта работа даст свои плоды в виде новых законодательных актов.

К сожалению, со стороны исполнительной власти такую поддержку мы пока не ощущаем. В частности, хотелось иметь значимую поддержку со стороны Минспорта России, ведь основой массового авиационного спорта в нашей стране остается ДОСААФ России. И эту задачу в ближайшем обозримом периоде времени в таком объеме вряд ли кто-то еще сможет решать.

Современная проблема авиации ДОСААФ — это отсутствие конкретной государственной задачи, которая была бы возложена на нее в данный момент. К примеру, если взять наши автошколы, то они выполняют задачи по допризывной подготовке молодежи по военно-учетным специальностям, и это позволяет им получать поддержку для развития от Министерства обороны РФ. К сожалению, аэроклубы задачи в таком объеме не выполняют. За исключением, разве что, парашютной подготовки водителей-парашютистов для воздушно-десантных войск. Но это задача сравнительно небольшая (тысячу человек в год), и она охватывает лишь часть авиационных организаций.

Если бы нам поручили выполнение более масштабных государственных задач федерального уровня, к примеру, первоначальную летную и инженерно-техническую подготовку, то это бы повлекло совсем другой подход и к нам.

— Как вы считаете, то, что сегодня утрачен принцип “от модели к планеру — от планера к самолёту” — пошло на пользу спортивной, гражданской и государственной авиации? Или это все же значительное упущение? 

— Думаю, ответ очевиден. Это значительная проблема, с которой мы столкнулись, утратив такой связующий принцип.

Первичная профориентация школьников очень важна. И мы сейчас четко это понимаем, посещая различные школы и кадетские корпуса, осуществляющие образовательную деятельность с авиационным уклоном. Видим неподдельный интерес в глазах молодых людей, их желание заниматься авиационным делом. Многие из ребят хотели бы на практике применить полученные знания, хотя бы на уровне авиамодельных кружков. К сожалению, не во всех местах есть даже такая возможность.

Можно с уверенностью сказать, что без государственной поддержки авиакружки и аэроклубы развиваться не смогут. Они зачастую работают на энтузиазме сотрудников, за счет средств родителей, меценатов, муниципальных программ и тех средств, которые им удается заработать самостоятельно. Но сказать, что они имеют прочную финансовую основу для развития (за некоторым исключением) нельзя.

Мы считаем значительным упущением положение, когда ребята, занимаясь по различным авиационным программам обучения, потеряли возможность на практике полетать на планере, прыгнуть с парашютом, заняться самолетным спортом. Не удивительно, что иногда случается такая ситуация – выпускник школы, казалось бы, успешно поступает в летное училище, но проучившись некоторое время, чувствует, что он не может или не хочет летать по тем или иным причинам. В результате тройная потеря — парень потратил время, не найдя своё призвание и место в обществе, государство понесло затраты на его обучение, а самое главное, кто-то из молодых людей, возможно, прирожденный высококлассный пилот, не смог получить профессию, о которой мечтает, так как его место занял «случайный» человек.

Именно поэтому так важна система ранней авиационной профессиональной ориентации и предварительного профессионального отбора. Мы уверенны, что её необходимо возродить. Тем более что сейчас наборы в авиационные учебные заведения сравнительно небольшие. Той массовости советских времен, когда на курс набирали сотни человек, а выпускали половину, сейчас государство позволить не может.

— Скажите, а с Министерством обороны вы как-то взаимодействуете?

— Всю свою историю ОСОАВИАХИМ, а позже ДОСААФ был неразрывно связан с оборонным ведомством. Так оно, в принципе, и сейчас. Необходимо отметить, что Минобороны России является уполномоченным органом в области регулирования деятельности государственной авиации в нашей стране. Поэтому авиационная деятельность ДОСААФ России осуществляется в рамках установленных требований данного ведомства и под его контролем.

Но как я уже отмечал, на данный момент конкретных задач у авиации ДОСААФ России в интересах Минобороны России немного, поэтому взаимодействие сейчас ведется в основном в области организации безопасности полетов.

При этом мы ни в коем мере не хотим быть обузой, постоянно что-то просящим придатком, а хотим вновь стать полноценным элементом системы подготовки кадров для оборонного ведомства.

С другой стороны, хочется рассчитывать и на поддержку Воздушно-космических сил и Воздушно-десантных войск, ведь, в конечном итоге, мы работаем в их интересах, и часть молодых людей, которые сегодня занимаются в аэроклубах ДОСААФ, в скором времени будут служить в Вооруженных Силах. Хотелось, чтобы они стали хорошими специалистами.

— Андрей Викторович, мы можем назвать имена людей, которые вносят вклад в сохранение авиации ДОСААФ на своём уровне?

— Это сложный вопрос, потому что таких людей довольно много. В первую очередь, хочется отметить Бондарева Виктора Николаевича, председателя Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации, Кравченко Владимира Казимировича, сенатора Томской области — они являются одними из инициаторов внесения изменений в ВК. А также Шаманова Владимира Анатольевича, Председателя комитета по обороне Государственной Думы…

Есть много других людей, которым хочется выразить признательность за помощь и поддержку — боюсь, всех не смогу перечислить.

— Что бы вы хотели пожелать авиаторам в День Военно-воздушных сил?

— Хочу поздравить всех, кто имеет отношение к этому удивительному делу под названием Авиация. Особенно поблагодарю ветеранов Военно-воздушных сил и ветеранов ДОСААФ, желаю им всем здоровья и удачи.

А тем, кто сегодня работает и занимается в аэроклубах ДОСААФ, пожелаю успехов, новых спортивных достижений и, как говорится, чтобы количество взлетов равнялось количеству посадок.

 

 

admin